Сет Годин о нас



Get the Flash Player to see this player.

Сначала мышление



Get the Flash Player to see this player.

Зачем изучать ВАОП



Get the Flash Player to see this player.

Что такое pecha kucha



Get the Flash Player to see this player.

Мотивация изнутри



Get the Flash Player to see this player.


Сопротивление переменам. Тайный язык стресса E-mail
Статьи - Генеральный менеджмент
Автор: Елена Маркушина   
19.12.2008 13:49

Предыдущие годы дали массу примеров в пользу того утверждения, что корпоративная культура является производной от персональной культуры статусного лидера организации. Связь между векторным кодом первого лица и системой менеджмента предприятия самая прямая. Доказывать это уже не нужно, идем дальше.

 

Сверхзадача директора по развитию - запустить двигатель саморазвития (импрувмент) - возможна только при соблюдении ряда условий. Если условия невыполнимы и запустить импрувмент не удастся - все изменения будут иметь обратимый характер, и после нескольких лет мнимого движения вперед можно в одночасье оказаться отброшенным на несколько лет назад. И это будет совсем не "то же самое на новом витке развития", это будет именно тот самый, подлинный, приемлемый и предельный уровень развития компании.

 

Импрувмент, как процесс внутренний, начинается с определения собственной системы ценностей, определения того, что такое "хорошо", и что такое "плохо". Эти крайности, обнаруженные в собственной культуре управления, становятся объектами внутренних же усилий. Те "плохо", которые проистекают от первого лица и по неудачному стечению обстоятельств негативно сказываются на корпоративных процессах, также должны быть пересмотрены. Но как пересмотреть то, что НЕочевидно только для его "счастливого" обладателя?

 

Ответ на этот вопрос кардинальным образом меняет портрет Развивающего. Эффективность специалиста, ответственного за совершенствование компании, обратно пропорциональна его усилиям по наведению интеллигентского лоска в отношениях "генеральный директор - директор по развитию". До недавнего времени мы были склонны ратовать за терпение, аккуратный подбор слов и выражений, дружелюбную трансакцию и сопереживание. Однако, открытия ученых в области стресса неожиданным образом дополнили предложения авторитетов в области импрувмента личности (если так можно назвать саморазвитие и "помоги себе сам").

 

Первые лица компаний чаще других грешат упрощениями. Кто-то из таких лидеров уверен в своем интеллектуальном превосходстве, кто-то ленив, кто-то везучий интуит, но в одном они все похожи - в желании понять за пять минут предмет, который их заместители изучали минимум пятилетку. Например "вот, что такое маркетинг, по-вашему", "передайте мне управление финансами, я попробую сам", "напишите, как вы видите нашу стратегию, а я посмотрю" и т.д. А теперь представьте, что на просьбу провести прямо здесь и сейчас ускоренное обучение вы отвечаете примерно следующее.

 

"Техника ускоренного обучения предполагает «грубость» и доходчивые объяснения в двух словах на пятистах страницах! Не пугайтесь, чрезмерно грубить не буду. Просто назову Вас тем, кем Вы являетесь...! Во время работы над ... была предпринята попытка сделать ... по объему как можно меньше, насколько это возможно. А чтобы угодить ..., могу сократить еще и свести описание ... буквально до трех слов! ...Для особо одаренных ..., которым и это покажется много, три слова сокращаю до трех букв и прошу их как можно быстрее скорым поездом уехать туда на постоянное место жительства!!!"


Ну как? Невероятная картина? А вспомните, сколько раз в стремлении донести мысль вы тщательно подбирали слова с единственной целью - не обидеть, не зацепить ненароком больной мозоль работодателя? Сколько раз вы удивлялись тому, "как можно было такое услышать в моей безобидной фразе"?

 

Быть эффективными директорам по развитию, советникам и консультантам всех мастей мешает их внутренний "зайчишка-трусишка", их страх навлечь гнев на свою голову и остаться за дверью, потерять работу и т.п. Этот вопрос гораздо сложнее, чем он может показаться, и он вряд ли познаваем непрофессионалами, однако мы все в той или иной мере имеем опыт наблюдать за отношениями разностатусных сотрудников, в которых низший по рангу не боится сказать правду.

 

Но в нашем случае все еще интереснее. Сказать правду, помочь заметить наготу короля - это здорово, но далеко не все. "... Раз это задело, значит, сами считаете себя ... Человек принимает на свой счет только то, что есть у него внутри". Эти слова, как и предыдущая цитата, принадлежат Мирзакариму Норбекову, доктору наук, целителю, автору многочисленных бестселлеров. В частности, эти слова я некогда прочла в его книге "Опыт дурака или путь к прозрению".

 

"Если я скажу грубость на неизвестном Вам языке, - поясняет автор, - Вы этого не поймете. Значит, нет оснований искать почву для обиды. Это закон. Так что не повторяйте в дальнейшем таких ошибок!"

 

А вот притча от Норбекова. Эта притча в полной мере созвучна с теми примерами, когда ситуация в компании крайняя, и что бы ни делал или говорил специалист (в таких случаях - антикризисник), он - последняя надежда "императора". Во время кризисов "хранители лучших традиций" становятся более сговорчивыми и идут на уступки. Хорошо, если до возвращения лучшего времени перемены удается укоренить, если же нет... в общем, вы знаете.

 

Да будет стресс

 

Умение Развивающего выводить из себя руководителя, сохраняя при этом трудовые отношения - целое искусство. В большинстве случаев лидеры чувствуют истинность движущих мотивов подчиненного и если не умом, то сердцем различают заинтересованную, но грубоватую критику и деструктивный характер. И точно также, зачастую, распознают блеф. Если на рынке труда специалист не конкурентоспособен, то в деле импрувмента - при хорошей мине и вооружении он плохой солдат. Как считают военные историки и психологи: солдаты Суворова, вступая в бой, каждый раз были готовы умереть, попирали смерть ратным подвигом и потому побеждали. Из писем наших читателей, занимающих в своих компаниях соответствующие посты или являющихся агентами перемен, параллели с военными действиями напрашиваются чаще, чем хотелось бы.

 

Иногда подобная трансакция, вызывающая, к слову, ужас у менеджеров по персоналу, является единственным способом донесения конструктивной мысли. "...Просто установлено, что во время небольшого стресса восприятие информации и способность запоминать усиливается примерно в тысячу раз!".

 

Но именно в этом месте наше изложение делает крутой поворот почти на 180°, и под этим углом "император" начинает выглядеть совершенно в другом свете.

 

В этом году, участвуя в нескольких форумах, мне опять приходилось слышать от коллег, имеющих даже более обширную практику, негодующие монологи о том, как тот или иной гендиректор "оказался не готов", как "долго морочил голову, а потом", "проявляет такую дремучую отсталость", "всё понимает и всё правильно говорит, но когда дело доходит до дела..." Я поделилась с коллегами своими соображениями на этот счет, и то, с каким вниманием и удивлением был воспринят мой спич в защиту гендиректоров, стало причиной и этого изложения тоже.

 

Такое отношение к директорам, столь часто встречающиеся необоснованно завышенные ожидания к ним связаны с двумя вещами:

 

- повсеместным непониманием и смешивание смыслов таких понятий, как "лидерство" и "главенство";

- игнорированием биологической составляющей в человеческом факторе руководителя.

 

В течение года мы провели эксперимент, направив девять совершенно одинаковых писем девяти наиболее заметным нам авторам на тему лидерства. Адекватный ответ пришел только один, и этот человек теперь в нашей общероссийской команде Кинсмарк Групп. Выборка, безусловно, мала, но она невероятно показательна по содержанию откликов. Чего можно ожидать от рядовых тружеников импрувмента, если пишущие о лидерстве авторитеты "радуют Норбекова" один за другим? Верно сказано: "Понять суть лидерства не лидеру не дано". Так оно или нет, здесь лишь напомню, что лидеров в нашем экономическом сообществе в сотни, если не в тысячи раз меньше, чем юридических лиц или офисов. В большинстве из них на руководящих постах присутствуют люди, которые хотели бы себя таковыми видеть, но увы, не являются лидерами ни в какой мере. И профессионала не запутает их поведение, моделирующее, похожее, напоминающее лидерское. Лидеры нужны нам лишь для того, чтобы выжить (см. Лидерство как диагноз).

 

Лидеры совершенно иначе существуют в стрессовой среде. Мы же с вами чаще всего имеем дело с людьми, возможно и приспособленными к задачам главенства, но переносящими стресс совсем иначе. Именно стресс мог стать причиной остановки в развитии человека (даже молодого). Иногда, общаясь с руководителем, мы просто не понимаем, с чем имеем дело.

 

Обратимся к специалистам. Такое мнение я обнаружила в статье Дайан Кутю "Берегите серые клеточки. Беседа с нейробиологом Джоном Мединой" (Harvard Business Review № 8 2008 г.).

 

"Многое из того, что мы узнали, имеет —  в потенциале — огромную практическую пользу. Взять хотя бы воздействие стресса на мозг. Стресс травмирует мозг, и это неизбежно сказывается на работе. Наш мозг был «рассчитан» на выживание в джунглях и саваннах — природой в нас была заложена способность справляться с внезапным и коротким стрессом. Вот вам пример из нашего весьма драматического эволюционного прошлого: перед вами саблезубый тигр — либо он вас сейчас съест, либо вы от него убежите. В любом случае стресс продлится меньше минуты. За день вы можете испытать несколько таких стрессов — и отлично их «переработаете». На самом деле, похоже, что стресс нам полезен: он приводит в движение мышцы. Но сотни тысяч лет эволюции приспосабливали нас к тому, чтобы выдерживать стресс, длящийся от 30 до 60 секунд. А нынешние наши стрессы измеряются не мгновениями встреч с хищниками, а часами, днями, иногда даже месяцами. Сумасшедшая гонка на работе, вопящие отпрыски, несчастливые браки, денежные проблемы — все это длиться бесконечно. Наш организм к этому не приспособлен. Если саблезубый тигр годами подкарауливает вас за дверью, у вас выходят из строя все внутренние механизмы, от ритмов сна до иммунной системы. Жить в состоянии хронического стресса — это примерно то же самое, что взять гигантский самолет и столкнуть его в воду. Самолет не создан для пребывания в воде, а наш мозг не приспособлен к тому, чтобы выдерживать хронический стресс.

 

… При стрессе вырабатываются гормоны с труднопроизносимым названием глюкокортикоиды. Они хороши, если речь идет о кратковременных реакциях на травму и напряжение, но если они «болтаются» в нас подолгу, это плохо. При определенных видах стресса эти гормоны начинают злоупотреблять нашим гостеприимством, и тогда организм серьезно страдает, мозг в том числе. Может прерваться связь между его клетками, которые хранят самую ценную для вас информацию. И тогда мозг перестает вырабатывать новые нейроны.

 

По-видимому, гормоны стресса питают особое пристрастие к клеткам гиппокампа¹, и это неприятно, поскольку гиппокамп играет большую роль во многих видах обучения человека. И в результате что? У людей, пребывающих в состоянии стресса, начинаются проблемы со счетом. У них хуже работают речевые функции, слабеет память. А без этого в бизнесе не преуспеть. Одно исследование показало даже, что взрослые люди с хронически высоким уровнем стресса на 50 процентов хуже справлялись с некоторыми тестами на познавательные способности, чем люди, не затронутые стрессом. В ходе других исследований оценивались финансовые издержки, связанные с подобным снижением работоспособности: более $200 млрд в год. И это по самым скромным подсчетам.

 

… Но наука о мозге начинает понемногу докапываться до физиологических причин неустойчивости большинства людей к стрессу. Есть такой ген — 5-НТТ, ответственный за транспортировку серотонина. Он помогает регулировать настроение. Если у вас мутация в этом гене, то больше вероятность, что при стрессе у вас разовьется клиническая депрессия. В будущем, надеюсь, мы сможем выяснять, кто устойчив к стрессу, а кто нет — с помощью простого анализа крови определять наличие мутаций в генах вроде 5-НТТ.

 

Переменчивость в решениях, подозрительность, эмоциональная нестабильность, склонность к упрощениям, преследования (охота на ведьм), несвязная речь, выключенность из самых проблемных процессов организации, неразборчивость в связях, выбор подчиненных по принципу "нравится - не нравится", стиль управления "тушение пожаров", а не профилактика и предвидение, отсутствие организованного контакта с персоналом (передаваемая точка зрения) - все это и много другое - сигнальные флажки того, что человек, от которого вы ожидаете изменений, не просто к ним не готов, он ДОЛЖЕН ИХ ИЗБЕГАТЬ.

 

Курс доллара, цена нефти, семья, проблемы компании, поставщиков и персонала - все это вместе далеко не сладкий коктейль для человека, затеявшего бизнес для того, чтобы быть богатым, независимым и не работать на дядю. Пережевывание этого постоянно тлеющего стресса иногда становится единственным постоянным занятием первого лица.

 

Таким образом, агент перемен, предлагающий ровным профессиональным языком непрозрачные, сложные, затратные, кардинальные и т.д. перемены руководителю, травмированному многолетним стрессом, не просто зря теряет время, он наносит прямой вред руководителю. Обратите внимание, на сознательном уровне босс может осознавать необходимость перемен и даже абсолютно здраво рассуждать о них. Но он не только не может, он не должен вгонять себя в еще больший стресс, поэтому все заканчивается при первой же попытке перейти от слов к делу. Именно инстинкт самосохранения диктует боссу необходимость воздержаться от еще большего стресса. Посягать на основной инстинкт, на мой взгляд, по меньшей мере глупо.

 

Обратите внимание на образ жизни, который ведут ваши лидеры. И тут вы тоже можете найти нужные подсказки. Активные в физическом плане люди, интересующиеся искусством, наукой менее других подвержены влиянию стресса.

 

"Исследованиям, которые ищут зависимость между физическими упражнениями и здоровьем мозга, нет конца и края. Эта зависимость проявляется по-разному. Начать с того, что занятия спортом, как известно, очень полезны для сердечно-сосудистой системы. Мозг тоже снабжается кровью, следовательно, физическая нагрузка поддерживает кровеносные сосуды мозга в здоровом состоянии. В итоге, в частности, получается, что люди, которые занимаются спортом, на пятьдесят процентов меньше подвержены болезни Альцгеймера. Почему? Вы, возможно, не знаете, но большинство случаев болезни Альцгеймера, похоже, не обусловлено генетически, и наука все больше склоняется к тому, что многие негенетические ее проявления имеют как раз сосудистое происхождение. По-видимому происходит вот что: некоторые люди переносят множество микроинсультов, которые разрушают их мозг так же, как это происходит при генетической болезни Альцгеймера. Физкультура, улучшая работу сердечно-сосудистой системы, снижает вероятность таких микроинсультов, а вместе с тем вероятность того, что дело закончится Альцгеймером."

 

Можно надеяться на то, что по прошествии времени наступят более спокойные времена, в памяти утрясется все накопленное, важное останется, пустое уйдет. Свежо предание.

 

Джон Медина говорит об этом так: "... Наша память не стенографирует происходящее — это если и случается, то исключительно редко. Дело в том, что мозг не интересует реальность, для него самое важное — выживание. И чтобы выжить, он исказит восприятие действительности. К сожалению, многие до сих пор полагают, что мозг — это что-то вроде записывающего устройства. Надо что-то выучить — нажимаешь кнопку «запись»; надо что-то вспомнить — «обратную перемотку». На самом деле эта метафора устарела. Реальность такова: текущий момент обучения, момент «стенографирования», чрезвычайно сложен, и мы плохо еще понимаем, что творится в мозгу в эти быстротечные секунды. С долгосрочной памятью все обстоит еще хуже. Потому что памяти, как цементу, нужно время, чтобы принять некую фиксированную форму. В процессе «застывания» человеческая память легко может претерпеть изменения, поскольку в ней запечатлеваются более ранние воспоминания. Это я все к тому, что наши представления о действительности в лучшем случае весьма приблизительны.

 

Когда я училась в школе, наша первая учительница часто говорила: "Повторение - мать учения". Каким новым смыслом наполняются эти слова сегодня!

 

- Но можно как-нибудь укрепить свою долгосрочную память?

 

- Можно, но надо постоянно возвращаться к информации, перебирать одни и те же воспоминания, проигрывать одну и ту же пластинку. Такой целенаправленный повтор оказался самым эффективным с точки зрения надежности восстановления информации. Мы, например, точно знаем, что, если надо что-то вспомнить, можно облегчить себе задачу, воспроизведя ту обстановку (или то свое внутреннее состояние), в которой мозг впервые зафиксировал информацию. Скажем, вы узнали нечто, когда были чем-то расстроены, и вам проще будет это вспомнить, если в момент восстановления информации вас что-нибудь огорчит.

 

Я бы очень хотел вывести из всего этого рекомендации для бизнеса, например, для тех, кто работает в маркетинге. С какой частотой надо повторять рекламу, чтобы человек купил продукт? От чего зависит, будет ли он помнить название продукта и его характеристики через полгода или год? Но, увы, ученые до сих пор не знают ответов на эти вопросы. Могу только сказать, что в момент узнавания чего бы то ни было память не закрепляет узнанное раз и навсегда и что ошибки в воспроизведении информации исправляются только с помощью повторения.


Психиатры и психологи говорят, что впечатления, полученные в младенчестве и раннем детстве, определяют нашу судьбу. Это так?

 

Они важны, но мы каждый день узнаем новое о том, как существенно мозг растет и изменяется в течение жизни. Вот мы с вами сейчас разговариваем, а в это время и у вас, и у меня мозг изменяется. Мозг подобен мышце. Чем вы деятельнее, чем больше набираете впечатлений, тем больше и сложнее он становится. Нейробиолог Эрик Кэндел в 2000 году получил Нобелевскую премию за то, что сумел показать: когда люди что-то узнают, у них изменяются связи в мозге. Ставьте эксперимент хоть с голожаберными моллюсками, хоть с людьми, — результат будет тот же: любое существо, которое чему-либо научается, либо достигает этого по причине физических изменений в структуре мозга. Это поразительно: мы привыкли думать, что количество нейронов, которое положено нам иметь, заложено в нас от рождения и что после определенного возраста оно почти не изменяется. Но сейчас уже совершенно очевидно, что те физические изменения, которым подвержены нейроны, когда человек узнает что-либо новое, происходят в любом мозгу в любом возрасте. До самой смерти мозг остается пластичным. Мы можем учиться всю жизнь. Это на самом деле очень позитивный момент.

 

Возвращаясь к вопросу о реализации изменений, подытожим. Если вам приходится иметь дело с человеком, постоянно рефлексирующим по поводу происходящего вокруг, то и говорить с ним нужно или на языке стресса или никак. Не ввергать в стресс, а говорить на языке стресса. Границы, характер и содержание таких коммуникаций - вопрос творчества, профессионализма и мудрости Развивающего. Насколько это действенно для жаждущих изменений, но не знающих "как", известно из многочисленных примеров обучения и исцеления сократическим методом (палкой сенсея по спине и уничижением гордыни ученика). Все же Маркус - японский остров. Ничто восточное нам не чуждо.

 

На этом позитивном моменте желаем всем нашим читателям поменьше стрессов и побольше открытий в наступающем 2009 году.

 

***

 

¹ Гиппокамп - парная структура головного мозга, расположенная в глубинных слоях височных долей мозга; относится к лимбической системе и играет важную роль в процессах оперативной памяти. Гиппокамп принадлежит к одной из филогенетически наиболее старых систем мозга — обонятельному мозгу, чем обусловливается значительная функциональная полимодальность гиппокампа (то есть он выполняет много разных функций). При поражении гиппокампа возникает синдром Корсакова — заболевание, при котором больной при сравнительной сохранности следов долговременной памяти утрачивает память на текущие события. Гипотетически гиппокамп способствует устранению интерферирующего влияния фоновой информации на поведенчески значимый в настоящий момент стимул Всвязи с чем он активируется всякий раз, когда необходимо удержать в фокусе внимания внешние ориентиры, определяющие вектор поведения. Уменьшение объёма гиппокампа является одним из ранних диагностических признаков при болезни Альцгеймера.

 

P.S. от Джона Медины

 

Как вы считаете: без генетического тестирования есть ли какой-нибудь прок от психологических тестов, которыми пользуются некоторые компании, — вроде теста Майерс-Бриггс?

 

Ну вот! Сейчас я буду ругаться. Мое мнение насчет этих тестов вполне определенное: из них раздувают невесть что. Говорят даже, что тесты вроде Майерс-Бриггс якобы основаны на «глубоких нейробиологических принципах», что наука о мозге подтверждает их целесообразность, и что даже их создатели использовали достижения нейробиологии. Но дело в том, что тесты эти большей частью — в том числе и тесты на IQ — были разработаны задолго до того, как мы много всякого узнали о том, как мозг перерабатывает информацию. Это не значит, что нам никогда не создать тестов, основанных на глубоких нейробиологических принципах. Наука движется вперед семимильными шагами, так что можно ожидать всего на свете…

 

Елена Маркушина

 

Генеральные директора и собственники неохотно идут на разговор "про Это". Мне приходилось работать под началом обремененных властью лидеров, наблюдать со стороны или читать в разное время письма от растерянных замов других руководителей. Личных бесед, вызванных моим беспокойством от происходящего с лидерами, было две, а случаев, когда беседовать было уже бессмысленно - гораздо больше. Но и те, кто выслушали меня, и те, кто не сомневался в яркости свечения своего нимба, раздраженно отмахивались от замечаний о том, что их окружение с готовностью копирует их поведение, эмоционально приспосабливаясь (и зачастую проявляя в этом свою рабскую натуру). Те, кто не копирует, оставаясь собой, вскоре начинают контрастировать и вызывать подозрения в нелояльности. А так как самые прогрессивные замы не склонны к шатаниям и лизоблюдству, то именно они рискуют первыми попасть в немилость и подвинуться к выходу. Новые прогрессисты в компании не появляются. В ней начинается застой. На вопрос, как же работать с, по сути, больным руководителем, ответа нет. Власть должна быть здоровой.

 

 

 

Материал связан со страницами: