Сет Годин о нас



Get the Flash Player to see this player.

Сначала мышление



Get the Flash Player to see this player.


Богоугодное устройство деятельности организации
Дневник - События проекта "Старорусское Дело"
Written by Елена Маркушина   
Friday, 02 April 2010 16:02

В преддверии светлого праздника Пасхи мы подготовили материал в продолжение темы, начатой в статье "Шутка с Kin-отбором имела последствия. Пример построения проектно-линейной организационной структуры". Журнал Управление изменениями в компании и Kinsmark-TV приводят практический пример построения компании счастливых людей.


В финале одного из занятий по курсу организационного проектирования курсисты получают задание с исходными данными:


- предприятие малого бизнеса численностью персонала до 20 человек;

- средний возраст сотрудников - 35 лет;

- оргструктура линейная (или проектно-линейная);

- функция HRM отсутствует;

- деятельность не регламентирована;

- должностных инструкций нет;

- правил распорядка нет;

- в управлении представлены две функции: администрирование и управление проектами;

- требования к профессионализму сотрудников при найме очень высокие, кандидаты должны обладать специальными знаниями и навыками;

- затраты сотрудников на сотовую связь, обеды и проезд до места работы не компенсируются;

- гарантий занятости и фонда социальных гарантий нет;

- компания выполняет сложные комплексные заказы от корпоративных клиентов;

- долгосрочное планирование затруднено в связи с непрозрачностью рынка спроса и отраслевой спецификой;

- затраты на маркетинг и рекламу нулевые;

- объем склада расходных материалов находится ниже уровня неснижаемого запаса;

- склада готовой продукции нет;

- в производстве применяются строго выдержанные технологии;

- производство организовано по методу Lean;

- CRM-системы нет.


В компании:


- отсутствует текучка персонала;

- обеспечивается самое высокое в отрасли качество работ;

- обеспечивается полная клиенториентированность, заказчики передают информацию о предприятии другим заинтересованным клиентам;

- микроклимат благоприятен для творчества;

- сотрудники совмещают работу в компании с занятостью в других местах;

- сотрудники гордятся своим Делом;

- сотрудники считают работу в этой организации одной из компонент персонального представления о счастье.


Вопрос: Какой продукт может производить компания, обладающая вышеперечисленными качествами?


Группа затихает… Через 15 минут появляются первые признаки того, что задание для курсистов слишком сложное. Все ответы вращаются вокруг двух якорей: «так не бывает» и «странно». Смущает то, что диктат технологии как-то уживается рядом с риском не найти в запасах нужных компонентов; требования к срокам корпоративных клиентов соседствуют с отсутствием каких-либо требований к дисциплине; отсутствие окладов и соцпакетов (вкупе с потребностью вполне молодых и образованных людей кормить свои семьи) не очень вяжется с творчеством и кайфом от работы. В довершение ко всему отсутствие плана продаж и каких-либо гарантий получения заказов с приемлимой периодичностью почему-то не вынуждает людей искать более стабильную работу, они предпочитают подрабатывать где-то еще.


Ответить на вопрос задачи, предложив вариант организации, где заняты инвалиды, нельзя. То же самое относится ко всем иным попыткам списать неcхожесть этой картины c обычной офисной жизнью на людские странности или традицию русской артели. Хотя именно артель, упорно не замечаемая учебниками по менеджменту, могла бы дать хорошую подсказку.


Пример такой организации я обнаружила на Выборгской стороне Санкт-Петербурга. Прежде мне казалось, что современная русская икона пишется монахами в отдаленных монастырях, что только там строго придерживаются старинной технологии. А вот в городе, мне казалось, ничего подобного не может быть, разве что «картины маслом». Каково же было удивление...


«На производстве» меня встретила только часть женского коллектива, мужчины были в разъездах. В этот день был закончен большой заказ, над которым трудились два года. Везде были разложены высыхающие фрагменты иконостаса. Завтра его уже увезут заказчику, и мастерская опустеет.


Евгения Давыденко отвечает за всю творческую часть деятельности коллектива, а также за его научную состоятельность. Она декан факультета церковных искусств в Санкт-Петербургском Институте Религиоведения и церковных искусств (подворье Оптиной пустыни). Евгения для меня  редкий пример педагога, который погружает, научает, возвышает, облагораживает и умеет делать сам. Ученики ее и Ярославы получают какую-то удивительную прививку от халтуры, устойчивость к соблазнам, иммунитет к нездоровым взаимоотношения с деньгами.


Новая жизнь старорусской канонической живописи началась 10 лет назад. К этому времени возросло первое поколение учеников Сергея Ивановича Голубева, среди которых была и Евгения, и другие прекрасные питерские мастера. Что привело этих людей к иконографии 17 лет назад: вера, зов сердца, случай – сейчас уже не так важно. Важно то, что знания и бесценный опыт были сохранены, а традиции продолжились в учениках Валентины Ждановой, Александра Стальнова и других.


Каждое из этих имен столь же почитаемо в иконографии, как Таичи Оно в производственном менеджменте. Но офисный планктон по большей части пугающе далек от традиций и авторитетов русских ремесел. Нам даже кажется, что слова «иконография» и «бизнес» столь же близки, как «гений» и «злодейство», а каноническая живопись может быть либо служением, либо хобби.


Слово «бизнес» в мастерской или за чаем действительно не произносят, но не из-за современных ассоциаций, связанных с ним. Просто вокруг все русское, так что иностранному слову здесь не уютно. Здесь говорят «дело».


Мы сидим на кухне вокруг скромной кофейной трапезы, и я потихоньку делаю пометки на листе бумаги, чтобы не забыть все обстоятельства, каким здесь можно позавидовать. Днем раньше у меня была встреча с успешным бизнесменом, состоятельным и состоявшемся, но… Свою юношескую мечту он так и не смог воплотить в жизнь, а от мысли, что уже и не успеет, ему все чаще становится грустно.


«Почему вы стали заниматься этим?» - спрашиваю я. Коллеги переглядываются, предлагая друг другу ответить за всех. Ярослава Алексеева – административный лидер. Кроме того, она по образованию (график) и по личному выбору курирует то, что мы бы с вами назвали конструкторской частью. Вместе с Евгенией – обе выпускницы (а сегодны уже педагоги) одной художественной школы – они составляют гармоничный деловой и творческий тандем.


«Всегда тянуло к этому»,  - говорит Ярослава. – «Просто поначалу как-то не верилось, что можно заниматься иконописью не только как любимым делом, но и рассматривать его как основное занятие для заработка». Слушая женщин, я как будто погружаюсь в совершенно иной мир со своей чистотой, измерением, понятиями о «хорошо» и «плохо», и мне все труднее проводить параллели.


Если бы здесь существовало штатное расписание, то в нем вы бы обнаружили должности: иконописец (знаменщик, личник, и т.д.), резчик по дереву, позолотчик. Византийская традиция и Рублевская школа – сложное переплетение знания, технологии и мемов («генетических» единиц памяти), передающихся новым поколениям мастеров. Овладение этими знаниями само по себе процесс сложный и возможно потому, что он требует интеллекта и работы души, «первичный отбор персонала» на входе исключается сам собой.


Ярослава закончила художественное училище им. Мухиной (первое образование), Евгения – философский факультет Санкт-Петербургского университета, Елена (Агеева) – матмех, Маргарита (Литвинова) – Педагогический институт им. Герцена.


Мастера не говорили об этом, как о чем-то естественном, поэтому тему международного сотрудничества мне пришлось развивать самой, по-хорошему подозревая компанию в большой научной деятельности и международных коммуникациях. Действительно, коллеги наших героев живут в Греции, Сербии, Болгарии, Румынии, Финляндии и других странах.


Греция, как страна победившего православия, является инициатором международного фестиваля-форума мастеров иконографии. Инициатором и руководителем программы является профессор факультета богословия Афинского Университета Георгиус Кордис.


Существуют международные фонды (Евгения дважды становилась грандообладателем, что позволило провести выставки работ за рубежом). «Европейское сообщество университетов» обменивается не только делегациями. В Греции каждая из «команд» расписывает свою часть периметра в огромном помещении.



На фото. Бельгия, Брюссель 12.03.2009 Слева направо: отец Аркадий Северюхин - ректор Санкт-Петербургского Православного Института Богословия и церковных искусств. Ирина Горбунова – руководитель Экономической Академии Брюсселя. Владыка Симон - Архиепископ Бельгийский и Нидерландский, Евгения Давыденко.


Часто ли Вам приходится обсуждать в офисе тему благодарности? На моем веку таких случаев всего два, и оба стали следствием моей инициативы. Работа мастеров «Иконографии», их «служебный быт» и отношение к Делу завораживают и привлекают спонсоров не только платежеспособных, но и пассионарных.


С большой теплотой тут вспоминают совладельца и директора по развитию компании "Интер Авто Тим Л.Т.Д." (официального дилера Toyota). Андрей Михайлович Коротаев стал инициатором и спонсором проекта по восстановлению Храма Александра Невского в Сосновом Бору. Хороший и ценный пример, особенно накануне Пасхи 2010 года.