Сет Годин о нас



Get the Flash Player to see this player.

ТРИЗ Альтшуллера



Get the Flash Player to see this player.


Системное мышление. Как управлять хаосом и сложными процессами. Платформа для моделирования архитектуры бизнеса Печать
Библиотека - Книги
Автор: Павел Горбунов   
28.10.2008 08:00

Системное мышление. Как управлять хаосом и сложными процессами. Платформа для моделирования архитектуры бизнесаАвтор Джамшид Гараедаги раскрывает вопрос философии, теории, методологии и практического применения систем, переплетая последние разработки в нелинейной термодинамике, теорию хаоса, квантовую механику, менеджмент, психологию и социологию.

 

Джамшид Гараедаги:  System Thinking: Managing Chaos and Complexity: A Platform for Designing Business Architecture.


Книга проиллюстрирована конкретными реализованными проектами и демонстрируют решения глобальных задач бизнес-моделирования, социальных и культурных вопросов.


Это концептуальная книга, требующая вдумчивого чтения. Она будет полезна практикующим специалистам в различных сферах. Если Вы готовы выйти за рамки линейного мышления, классической науки и традиционного подхода к организационным вопросам, эта книга - для Вас.

 

Глава 1 «Правила игры постоянно меняются»


Самые трудноискоренимые привычки – те, которые давали неплохие результаты на протяжении какого-то времени и за которые их обладателя хвалили и всячески поощряли. Если ни с того ни с сего сказать такому человеку, что его рецепт успеха утратил свою силу, он вам просто не поверит – его личный опыт опровергает ваши слова. И убедить его в обратном очень и очень нелегко. Это сюжет классической трагедии.


Любой из нас может привести массу примеров взлетов и падений великих держав, наций, организаций или личностей – слишком частое явление, чтобы сбрасывать его со счетов как простую случайность. Так какие же скрытые силы превращают успех в проигрыш? Давайте для начала обратимся к следующему наблюдению: силы, трансформирующие успех в проигрыш, образуют пятиуровневую иерархию (рис. 1.1).





Неспособность оценить последствия успеха и упорство в следовании старым добрым правилам игры – вот из чего рождаются трагедии. Ликвидация проблемы трансформирует ее и порождает абсолютно новый круг вопросов. Вот почему основа конкуренции меняется, и новая конкурентная игра возникает сразу же, как только находиться достойный ответ.


Суммарный эффект имитации, инерции, частичной оптимизации и изменений правил игры в конечном итоге приводит к возникновению пятой силы – сдвига парадигмы, то есть смены системы понятий, ценностей и целей.


Это переходная стадия, для которой справедлив афоризм Стаффорда Бира, высказанный им в 1975 году: «Приемлемые идеи уже не эффективны, а эффективные идеи еще не приемлемы».

Сдвиг парадигмы бывает двух категорий: изменение характера реальных условий и изменение метода научного познания. Но возможен и двойной сдвиг сразу в обоих направлениях.

Сейчас мы стоим перед проблемой двойного сдвига: во-первых, сдвиг в нашем понимании природы организации – от биологической модели к социокультурной, во-вторых, сдвиг (и значительный) в наших воззрениях на метод научного познания, на средство обретения знаний – от аналитического мышления (наука об изучении независимых наборов переменных параметров) к целостному, холистическому мышлению (искусство и наука обращения с взаимозависимыми наборами переменных параметров). Взаимодополняющий характер этих двух направлений сдвига парадигмы служит ключом к пониманию сценария развития ситуации и выявлению движущих сил перемен (рис. 1.2)

.

Наряду с тем, что организация как единое целое становится все более взаимосвязанной и взаимозависимой, ее составные элементы стремятся к все большей независимости и самостоятельному выбору. Решить данную дилемму можно лишь с помощью двойного сдвига парадигмы. Результатом первого станет взгляд на организацию как на мультиразумную социокультурную систему, то есть добровольное объединение целеустремленных членов, вступивших в союз для служения своим интересам посредством удовлетворения той или иной потребности окружающей среды. Второй – поможет нам видеть сквозь хаос и сложность и научит справляться с набором взаимозависимых переменных.


О природе организации: первый сдвиг парадигмы

Чтобы размышлять о том или ином явлении, нам нужен его образ или понятие. Чтобы размышлять о таком сложном предмете, как организация, необходима модель чего-то похожего, более простого и знакомого. Три приведенные ниже модели отражают последовательные сдвиги в нашем понимании природы организации: от не обладающего разумом механического инструмента к биологическому организму с одним разумом и наконец, к мультиразумной организованной сложной системе.


Сущность механического способа организации проста и изящна: организация представляет собой неразумную систему – у нее нет своей собственной цели. Это инструмент, чью функцию определяет хозяин; орудие владельца для достижения своей цели – получения прибыли.


Биологическое мышление – парадигма живых систем – привело к рассмотрению организации как системы с одним разумом. Основные положения и принципы биологической модели организации тоже отличаются простотой и изяществом: организация представляет собой живую систему с единым разумом (в точности как человеческий организм), у которой имеется своя собственная цель. Эта цель, принимая во внимание внутреннюю уязвимость и неустойчивую структуру открытых систем, заключается в выживании. Чтобы выжить, биологические существа должны расти – так подсказывает здравый смысл.


В переводе на язык организации это означает следующее: мерой успеха является рост, единственный и наиважнейший показатель эффективности, а прибыль представляет собой средство для его достижения. Таким образом, в отличие от механистической модели, для которой прибыль является самоцелью, в биологической модели это лишь средство для достижения цели.


Разумная система в целом наделена возможностью выбора, но вот ее части этого свойства лишены. Они функционируют на основе принципов кибернетики, как гомеостатическая (поддерживающая внутреннее динамическое равновесие) система, реагирующая на информацию подобно терморегулятору. Считается, что неудовлетворительная работа любой нормальной системы с единым разумом – результат недостаточной информации или помех в каналах связи. Следуя логике, очевидным решением большинства проблем должно стать получение дополнительной информации и улучшение связи. Тем не менее, если части системы обретут сознание и начнут делать самостоятельный выбор, система окажется в большой беде. Только представьте на минуту, что терморегулятор в вашей комнате научился мыслить.


Примером мультиразумной системы может послужить социальная организация, которая в данном случае – при социокультурном подходе – рассматривается как добровольный союз целеустремленных членов, самостоятельно определяющих, к чему следует стремиться и какие средства предпочесть для достижения намеченного. Это абсолютно новый тип игры. Поведение системы, элементы которой способны (правомочны) делать выбор, не поддается объяснению с механистической или биологической модели. Социальная система – нечто совершенно иное; она функционирует по своим собственным законам, и осмыслить ее, не учитывая этой особенности, невозможно.


Критическим параметром здесь выступает цель. Совместить интересы целеустремленных элементов друг с другом и с целым – вот главная задача системы.


Элементы механистических систем связаны энергетически, а социокультурных – информационно. В системах, где связующим звеном выступает энергия, отношения между частями управляют законы классической физики. Их пассивное и предсказуемое функционирование вплоть до самой поломки является обязательным условием. Автомобиль слушается водителя независимо от его знаний и сноровки и не станет «возражать», если водитель захочет въехать на машине в глухую стену, - беспрекословно врежется куда угодно. Однако езда верхом на лошади открывает совсем иные перспективы. Лошади не все равно, кто находится в седле, и нормальная поездка состоится только после серии информационных обменов между лошадью и всадником. Другими словами, оба участника образуют информационно связанную систему, где управление и контроль достигаются лишь путем вторичного соглашения (основанного на общем понимании), которому предшествует психологический договор.


Второй сдвиг парадигмы


Внимание классической науки сосредоточено на независимых переменных. Она полагает, что целое – это не что иное, как сумма частей. Соответственно, для понимания поведения системы надо лишь выявить воздействие, оказываемое на нее каждым из независимых параметров.


Изучение независимых переменных лежит в основе аналитического мышления, оставшегося неизменным во всех трех аспектах – механическом, биологическом и социальном. <…> независимый набор переменных представляет собой частный случай более общей схемы взаимозависимости, и по мере усложнения системы проблема взаимной зависимости ее элементов становится все более заметной

.
Для понимания взаимозависимости элементов системы необходим образ мышления, отличный от анализа, а именно – системное мышление. Аналитический и системный подходы в корне различны. Анализ представляет собой трехступенчатый мыслительный процесс: сначала объект изучения разбивается на части, затем делается попытка объяснить поведение каждого элемента в отдельности, и наконец, происходит синтез полученных суждений для объяснения целого. Системное мышление применяет другой подход. Оно изучает систему с точки зрения той окружающей среды, частью которой данная система является, рассматривая роль системы в функционировании целого.


<…> системное мышление успело претерпеть трансформацию трех различных поколений в своем развитии. Первое поколение системного мышления (исследование операций) решало проблему взаимозависимости в контексте механистических (детерминированных) систем. Второе поколение (кибернетика и открытые системы) занималось двойной проблемой взаимозависимости и самоорганизации (негэнтропии) в контексте живых систем. А третье поколение (моделирование) пытается справиться с тройной проблемой взаимозависимости, самоорганизации и выбора в контексте социокультурных систем.


Будучи целеустремленными, социальные организации являются еще и живыми системами, поэтому они негэнтропичны и способны к самоорганизации. Они создают порядок из хаоса. Биологические системы самоорганизуются главным образом через генетические коды, а социальные системы – посредством культурных кодов. ДНК социальной системы это ее культура.


Сегодня моделирование систем представляет собой последнюю главу в эволюции системного мышления. В своей книге «Реконструкция будущего» (Redesigning the Future) Акофф утверждает, что целеустремленная социальная система способна создавать свое будущее путем самореконструкции.


Концепция моделирования открыто признала, что в основе развития человечества лежит выбор. Развитие – это совершенствование способности человека делать выбор; моделирование – средство для активации этой способности и холистического (целостного) мышления.


Разработчики модели пытаются скорее выбирать, чем предсказывать будущее. Они стремятся понять рациональные, эмоциональные и культурные аспекты выбора и создать модель системы, которая сможет эффективно выполнять множество функций. Методология моделирования предписывает разработчикам «учиться, учиться и еще раз учиться»: как осознавать пробелы в своих знаниях, как применять имеющиеся знания и как получать недостающие. Наконец, для создания модели нужна информация о влиянии действий одного элемента системы на другие элементы и наоборот. А для этого необходимо понимать природу взаимодействий между звеньями цепи (рис. 1.9).




 

Часть II Теория систем: природа зверя


«Бог умер», гласит надпись на доске объявлений Оксфордского университета в Англии. «Нет! – говорится ниже. – Просто он сейчас работает над менее амбициозным проектом».


Возможно, Бог оставил затею создать упорядоченный и детерминированный мир. Возможно, он ради шутки решил добавить некоторую долю хаоса и свободы выбора. А возможно, так было задумано с самого начала. Древнеперсидский пророк Заратустра (Зороастр) около 3000 лет тому назад высказал идею о том, что «в каждом аспекте нашей жизни присутствуют элементы случайности, выбора и предопределенности. Может быть, свобода выбора все же не иллюзия. Однако выбор – только одна из трех составляющих. А вот взаимодействие выбора, случая (хаотичности) и предопределенности (законов природы) и вправду преподносит немало сюрпризов.


Наши естественные науки открыли для себя хаос. Общественные науки столкнулись с проблемой сложности. Но эти понятия не являются характеристиками современной действительности; они всего лишь особенности нашего восприятия и понимания. Мир представляется нам безумно сложным и хаотичным только потому, что для его объяснения мы используем неадекватные концепции. Стоит нам понять какое-либо явление, и оно уже не кажется нам ни хаотичным, ни невероятно сложным.


Может, чтобы научиться играть по новым правилам, нам нужен новый язык? <…> У такого языка должно быть два аспекта. Первый послужит основой для понимания природы зверя – особенностей поведения мультиразумных систем. А второй станет рабочей системной методологией, которая не просто объявит о желательности системного подхода, но пойдет дальше и предложит практический способ формулировки проблем и выработки решений.


Глава 2 Системные принципы


Открытость, целеустремленность, многомерность, эмерджентность и контринтуитивность – вот пять принципов, которые действуют сообща как согласованное динамичное целое и определяют базовые характеристики и особенности организации, рассматриваемой как целенаправленная мультиразумная система. (рис. 2.1).




 

Открытость


Принцип открытости означает, что поведение живой (открытой) системы можно понять только с учетом среды, в которой она функционирует. (рис. 2.2). Фактически, мир представляет собой сложное целое во взаимодействии. Поэтому даже серьезные исследования природы человека – его стремления к свободе, жажды власти или поисков счастья – всего лишь абстрактные идеи, лишенные всякого смысла вне контекста и той культуры, частью которой они являются.




Нашим первым прорывом стало понимание того, что, хотя все и зависит от остального, это «все» можно разделить на две категории параметров, которыми можно управлять в той или иной степени и которыми управлять невозможно.


Затем мы сделали второй прорыв – обнаружили, что поведение переменных параметров во внешней среде, не поддающихся управлению, можно прогнозировать. Фактически, существует закономерность: чем хуже контекстуальная переменная поддается управлению, тем легче предсказать ее поведение. Это наблюдение привело к формулировке первого правила для укрощения открытых систем: необходимо прогнозировать будущее и готовиться к нему.


Но каким то образом успех изменил правила игры. <…> Оказалось, что существуют параметры, не подвластные нашему управлению, но подвластные нашему влиянию. Управление предполагает действие, которое является необходимым и достаточным для получения намеченного результата. Влияние означает, что действие не является достаточным условием – оно лишь способствует достижению результата.


Очень медленно мы начинаем осознавать, что едва ли действительно управляем чем бы то ни было, хотя и обладаем способностью влиять на вещи. Я не знаю точно, какая часть меня – непосредственно я, а какая – люди, которых я люблю.


Второй закон термодинамики гласит: существует общая тенденция во вселенной (как закрытой системе) к уничтожению всех различий. Так что конечное состояние этой системы должно характеризоваться единообразием и беспорядочностью, то есть хаотичной простотой. Поэтому энтропия (S) – мера беспорядка – будет постоянно увеличиваться. Однако нам известно, что живые системы негэнтропичны (-S). Они способны не только противостоять этому трудно преодолимому процессу с помощью дифференциации (развития в сторону усложнения), но еще и стремиться к предопределенному порядку, то есть упорядоченной сложности. Формула I = -S означает, что негэнтропичная система должна владеть информацией, и позволяет сделать вывод: движение в сторону усложнения и порядка возможно только при наличии у системы средства познания и внутреннего образа ее желаемого будущего состояния.


Чтобы подвести итог, выделим следующие основные утверждения:


• Открытые системы можно постичь только в контексте их окружения.
• Лидерство означает управление снизу вверх и заключается во влиянии на параметры, коими мы не умеем управлять, и оценке тех, на которые мы не умеем влиять.
• Открытые системы по умолчанию руководствуются внутренним кодом действия (ДНК или культурой). Будучи предоставленными самим себе, открытые системы стремятся воспроизводить себя бесконечно.


Целеустремленность


Чтобы оказывать влияние на субъекты нашей трансакционной среды, мы должны понимать, почему они действуют именно так, а не иначе. Понимание отличается от информации и от знания. Информация дает ответ на вопрос «что?», знание – на вопрос «как?», а понимание – на вопрос «почему?» (рис. 2.3)




<…> выбор – это результат взаимодействия трех аспектов: рационального, эмоционального и культурного (рис. 2.4). <…> рыночная экономика, как и демократия, делает только рациональный выбор. Побеждают необязательно лучшие – побеждают те, кто лучше всех приспособлен к существующему порядку. Быть впереди своего времени иногда страшнее, чем плестись где-нибудь в хвосте.

Следующий аспект выбора – эмоциональный, область красоты и душевного волнения. Мы делаем множество вещей просто потому, что это увлекательно, точнее, интересно и сложно. <…> Победа приносит удовольствие, только если она добыта тяжким трудом.


В отличие от рационального выбора, которым руководят ценности-средства (внешние), эмоциональный выбор зависит от ценностей-целей (внутренних) – радости, наслаждения, удовлетворения, составляющих эмоциональное состояние человека как таковое.


Целеустремленными системами руководят ценности; другими словами, ценности – это то, чего участники системы стремятся достичь путем своих целенаправленных действий.


Резюме


• Миром управляют не те, кто действительно прав, а те, кто умеет убедить остальных в своей правоте.
• У выбора есть три аспекта: рациональный (личная выгода), эмоциональный (интерес, волнение, азарт) и культурный (общепринятые нормы).
• В то время как рациональный выбор отвергает риск, эмоциональный – напротив: риск представляет собой важный атрибут эмоционального волнения и азарта.
• «Реалии где-то там» так и останутся недостижимыми до тех пор, пока кто-либо однажды не решит бросить им вызов.
• Выбор – вопрос компетенции; он подразумевает власть действия. Свобода без соответствующих способностей и умений бессмысленна.

 

Картинки из Книги

 

Книга на Озоне