English (United Kingdom)Russian (CIS)

Skype-консультация

Кен Робинсон на TED

Кен Робинсон на TED

СНАЧАЛА МЫШЛЕНИЕ

Сначала мышление

Анатолий Вассерман: Как

отличить правду от лжи

Как отличить правду от лжи

Черниговская бизнесменам

Татьяна Черниговская: интервью для менеджеров


О сути позитивного мышления
Статьи - HRM / Персонал и оплата труда
Written by Елена Маркушина   
Tuesday, 20 April 2010 20:11

Выпуск блога Harvard Business Review среда, 30 июля 2008 г.

 

Надя — симпатичная, образованная молодая женщина. Пока вы беседуете с ней на житейские темы, у вас не возникает сомнения в том, что Надя достойна самого лучшего к себе отношения. У нее светлая голова и хорошее воспитание, ее цели и ценности благородны, интересы вызывают уважение, как, впрочем, и ее искренность или готовность всегда прийти вам на помощь. Все было бы хорошо, если бы с Надей не нужно было... работать.



Она обещает приехать в два, но появляется в полчетвертого; уверяет в том, что работу закончит ко вторнику, но в среду умоляет вас подождать до пятницы; попадает в странные истории; подводит коллег, забывая проконтролировать самые очевидные вопросы. Из-за всего этого в офисе Надю считают безалаберной, недалекой, безответственной, ненадежной и т.д. и т.п.

Когда руководитель делал Надежде очередной выговор, она смиренно принимала его, не искала виноватых и искренне сокрушалась: «Как такое могло случиться?!» Она давно поняла, что со всем этим надо что-то делать, прошла курс по тайм-менеджменту, прочла массу зарубежных статей и книг на тему личной эффективности. Но ничего не помогало. «Вопрос жизни и смерти» (как писала Надя в письме с просьбой о встрече), застал меня врасплох: «Скажите, почему меня не любят?..»

Пока что Надя не умеет различать облеченное в форму книги знание и букинистический продукт. Увлекшись, как и многие, последним, она заблудилась в лесу бесполезных зарубежных бестселлеров, где путники никогда не слышали таких имен, как Леви, Соловьев, Флоренский, Свияш. Запятые между этими именами выглядят столь же странно, как и молодые люди, которые даже не пытаются искать ответы на свои вопросы у авторитетов отечественной психологии и философии.

В служебном Надином поведении психолог нашел бы массу данных для анализа: кто «плюс», а кто «минус»1, какие скрытые выгоды мотивируют Надю на подобное поведение, достаточно ли ей внимания и «поглаживаний» разного рода и т.п. Но я не штатный психолог; зачем отнимать хлеб у специалистов другой профессии, когда есть другой набор гипотез, вопросов, примеров, источников и методов анализа.

Надя была крайне удивлена, узнав, что время и деньги на тайм-менеджмент и книжки она потратила зря. Безусловно, это замечательно с точки зрения общего развития, но в решении ее конкретной проблемы никак не могло помочь. Потому, что дело вовсе не в управлении личными ресурсами или видением. Все дело в характере мышления.

Медаль, как известно, имеет две стороны. Даже такая, как хорошее воспитание в духе уважительного отношения к людям.

— Попробуйте мыслить позитивно, тогда, возможно, большая часть этих проблем исчезнет, — говорю я Наде.
— Но я думаю исключительно позитивно, — возражает она, — я думаю хорошо и большей частью о хорошем, даже когда у меня черная полоса.

— Думать о хорошем и мыслить позитивно — совершенно разные вещи. Вот смотрите… Вчера вы планировали дела на сегодняшний день и предполагали, что с десяти до обеда вы успеете разобраться с новым договором, до часа успеете в типографию, к двум вернетесь в офис и около трех будете готовы представить на обсуждение команды макет для дальнейших согласований. Так?
— Ну да, — нахмурилась Надя.
— Вы исходили из того, что времени на все это предостаточно, вы все успеете, все будет хорошо.
— Ну я же не знала, что юристы задержат договор до возвращения своего начальника! А вернулся он к обеду! В типографии с часа до двух обеденный перерыв! Вы представляете? Ну какие в наше время могут быть перерывы? Маршрутка стояла в пробке 20 минут, а потом водитель повернул на заправку и попросил всех выйти, так как у него не просто кончился бензин, а еще что-то там сломалось!

Позитивное мышление — это не самонастрой на успех или удачу; оно проявляется не в повторении аффирмаций, нацеленных на то, чтобы «все получилось», «все обошлось», «прокатило» (это уровень общефилософского, а не сиюминутного взгляда на бытие). В масштабе простого рабочего дня позитивное мышление приобретает иной смысл и заключается в позитивном принятии всех рисков, которые могут возникнуть в предполагаемой ситуации.

— Это что же, я должна теперь начать плохо думать о людях? — растерялась Надя.
— Не о людях, а о ситуации, об обстоятельствах. Люди — такие же участники этих обстоятельств, как и машины, погода или курс доллара. Почему Галина — ваша коллега — как вы замечаете, все успевает и никого не подводит? Потому что она, насколько это возможно, не дает случаю влезть в ее картину «прекрасного завтра» и все испортить. Договоры она забирает не в день отправки, а накануне. Перед тем, как куда-то ехать, она звонит и уточняет, ждет ли ее конкретный Вася Пупкин, и нет ли у него перерыва или иных причин заставить ее ждать. Она просит его найти заказ заранее и убедиться, что он упакован с документами, а если возвращен на доработку, то с листом согласований. И, наконец, она не поедет днем по городу, а спустится в метро, подальше от пробок и прочих дорожных неожиданностей.

Когда вы мыслите позитивно, то всегда оказываетесь приятно удивлены тому, что очереди не оказалось, клиент на встречу не опоздал, программа запустилась с первого раза, машина завелась со второго, поставщики ответили до пятнадцатого, медиа-проектор четко показывает, босс в хорошем расположении духа, зарядки аккумулятора хватило, все хорошо слышно, дождь так и не пошел.

А когда вы думаете о хорошем, то всегда находится нечто, что делает картину не настолько хорошей, как вам хотелось бы. И через какое-то время вы начнете думать о себе, как о невезучем человеке, а окружающие, не приведи бог, примут вас за неудачника. Свет вашего истинного лица будет идти к людям, преломляясь через призму вашего же мышления, и искажаться до неузнаваемости.

Позитивное мышление не мешает даже фаталистам, ворчащим: «Кому суждено быть убитым, тот не утонет». Нельзя предусмотреть всего на свете2, но очень многое из того, что наполняет наш суетный офисный мир, — можно.

Позитивное приятие возможных рисков – обязательный навык для лидера перемен. Его ежедневная работа столь щедра на неопределенности, что одной веры в успех недостаточно. В любой момент ситуация может пойти не по плану, и это не должно стать для вас чем-то из ряда вон выходящим. Иногда в письмах от агентов перемен и профессиональных управляющих развитием я встречаю полные досады замечания в стиле «хотели как лучше, а получилось…» Иногда ситуация глубже и сложнее Надиной, она связана со страхами и другими более сложными процессами. Но это не значит, что нельзя начать с малого, и перед реализацией проекта перемен, состоящего, скажем, из трех этапов, допустить, что итог первого этапа будет отрицательным. Такое возможно? Вполне. Фатально? Нисколько. Ведь важно выиграть войну, а не сражение.

У Нади все получилось. Она так давно никого не подводила, что у коллег это стало вызвать вопросы. Люди не торопятся снять с вас однажды повешенный ярлык никудышного работника. Они скорее будут гадать, надолго ли вас хватит, нежели признают, что ошибались в вас. Так что Наде еще придется потрудиться над своим имиджем в этой компании. Она перестала подводить саму себя — и сразу обнаружила гораздо больше поводов для улыбок, и стала чаще вспоминать финал старого тоста: «Так выпьем же за правильный выбор системы координат!»